История создания Воздушно-Десантных Войск

 
868

Датой рождения Воздушно-Десантных Войск принято считать 2 августа 1930 года. В этот день, во время опытно-показательных учений ВВС Московского военного округа на окраине города Воронежа, впервые в СССР, осуществлено полноценное десантирование боевой группы.

Мысли о возможности быстрой переброски войсковых подразделений по воздуху появились вместе с зарождением боевой авиации. Самолеты того времени были достаточно неприхотливыми, они вполне обходились без аэродромов и могли садится практически на любой более менее горизонтальной площадке, что позволяло осуществлять первые вывозы разведчиков в тыл противника уже в годы Первой мировой войны. А в 1927-1929 годах Красная Армия успешно использовала авиацию для своевременой переброски войск в Средней Азии, во время борьбы с басмачами.

В 1928 году командующий Ленинградским военным округом М. Н. Тухачевский начал пропагандировать идею создания специальных подразделений, предназначенных для быстрой переброски по воздуху. По его замыслам такие подразделения, вооруженные в том числе и тяжелым оружием, должны были самолетами вывозиться в тыл противника и там выполнять боевые задачи. Речь пока еще шла только о «посадочных» десантах, о применении парашютов для высадки бойцов, тогда никто еще не думал. Парашют рассматривался исключительно как средство спасения пилотов, и непривлекал внимания военных специалистов.

Ведущая роль в организации первого парашютного десанта, по праву принадлежит военному летчику — комбригу ВВС РККА Леониду Григорьевичу Минову, ставшему фактически первым военным парашютистом в СССР.

200px-Леонид_Минов

В 1928 году будучи на совещании руководящего состава Военно-воздушных сил с докладом, Минов затронул тему использования парашютов в авиации. После доклада, командующий ВВС Петр Ионович Баранов предложил Леониду Григорьевичу поехать в США и ознакомиться со спасательной службой в авиации.

В 1929 Минов побывал в США в составе советской торговой организации «Амторг». Целью поездки было ознакомление с состоянием парашютного дела, изучение методики подготовки американских летчиков к вынужденным прыжкам с парашютом и закупка спасательных парашютов для нужд ВВС РККА. Прибыв на завод компании «Ирвин», занимавшейся изготовлением спасательных парашютов и другого авиационного снаряжения, в город Буффало, комбриг получил приглашение лично совершить прыжок с парашютом. Приглашение было принято и 13 июня 1929 года Леонид Григорьевич по всем правилам покинул самолет с парашютом на высоте 500 метров и благополучно приземлился. Сопровождавший Минова известный американский парашютист Барт Уайт предложил Леониду Григорьевичу принять участие в соревнованиях на точность приземления. По условиям соревнований нужно было покинуть самолет на высоте 400 метров и приземлиться в круг диаметром 35 метров. В числе участников соревнований, которые состоялись 7 июля в городе Памона, были опытные спортсмены-парашютисты, имеющие по нескольку десятков прыжков. Тем не менее советский участник достаточно удачно выступил, заняв третье место, в то время как знаменитый Барт Уайт оказался на пятом. Позже, Л. Г. Минов совершил еще один, свой третий прыжок, получив при этом диплом парашютиста.

После возвращения в СССР, командующим ВВС П. И. Барановым было принято решение о внедрении парашютов в авиации. В первую очередь было решено провести учебные занятия на базе 53-й эскадрильи 11-й авиабригады Московского военного округа, базировавшейся в Воронеже, с целью ознакомления летно-подъемного состава с парашютами и организацией прыжков. Руководителем сборов был назначен Минов, получивший должность инструктора по парашютной подготовке. На должность помощника Минова был назначен Яков Давидович Мошковский, молодой летчик из 11 авиабригады.

По свому примечательна история этого назначения и знакомства Мошковского и Минова. Вот как ее описывает в своей повести «С крыла на крыло» летчик–испытатель Игорь Шелест:

«Яков Мошковcкий был дежурным по авиабригаде, когда Минов впервые прилетел в их часть после возвращения из Америки, где он изучал парашютное дело. От серебристого Р-5 Минов шел аршинными шагами, не обращая внимания на молодого летчика. Яков поспешал, бросая взгляды на ястребиный профиль гостя, на пурпурный ромбик в голубой петлице. Мошковский не мог долго молчать.
— А я знаю, зачем вы прилетели к нам!.. — сказал он.
Минов обернулся, удивленный формой обращения. С любопытством взглянул на парня с наганом, «кубарями» в петлицах и повязкой на рукаве. Глаза, какие-то проворные, восторженные и лукавые, о чем-то уже просили. — Зачем же? — поинтересовался Минов.
— Будете демонстрировать здесь парашютные прыжки!
— Вот как!.. — улыбнулся довольно Минов.
Позже Мошковский нашел случай еще раз встретиться и заявил в упор:
— Товарищ командир, если станете подбирать тех, кто захочет прыгать, так, чур, я первый!…
Когда Минов в беседе с командиром бригады попросил прикрепить к себе расторопного летчика для вывозки и помощи, тот задумался: «Кого бы это?»
— Скажите, командир, а этот ваш дежурный, что меня встречал… Как его?..
— Мошковский? Вы знаете, это мысль. Он мне две недели не дает прохода с вашими прыжками. Узнал как-то, что вы прилетите, и стал приставать: хочет обязательно прыгнуть первым!»

В последствии, этот инициативный молодой человек станет талантливым организатором и пропагандистом парашютного спорта. После учебных сборов, Мошковский будет назначен первым в ВВС СССР начальником парашютной службы авиационной бригады, а позже возглавит Высшую парашютную школу Осоавиахима и наряду с Миновым, в числе первых парашютистов, будет удостоен звания «Мастер парашютного спорта СССР».

26 июля 1930 года участники сборов Военно-воздушных сил Московского военного округа собрались на воронежском аэродроме. Леониду Минову предстояло выполнить показательный прыжок перед летным составом авиабригады.

Встретили аплодисментами. Откуда-то взявшаяся девушка вручила букет полевых ромашек.»

— так описывал Минов события того дня в своих воспоминаниях. Прыжок 26 июля фактически стал первым учебно-тренировочным прыжком с парашютом в СССР. С тех пор, эта дата считается днем рождения советского парашютного спорта.

Якову Давыдовичу Мошковскому не повезло — его парашют снесло на строящееся здание, откуда его пришлось снимать с помощью пожарной лестницы, но эта неудача не отразилось на настроениях участников сборов. Многие летчики, видя инструкторов целыми и невредимыми, тоже изъявили желание прыгнуть. В тот же день совершили прыжки командир эскадрильи А. Стоилов, его помощник К. Затонский, летчики И. Поваляев, и И. Мухин. Сборы проводились в течение 26-29 июля. За это время количество добровольцев-парашютистов выросло до 30 человек. Курсантами было выполнено 59 тренировочных и показательных прыжков с американскими парашютами компании «Ирвин». Прыжки совершались с двухмоторного самолета «Фарман-Голиаф» 53-й авиационной эскадрильи 11-й авиационной бригады ВВС Московского военного округа.

ParashDesantnaya-Rota-ChF

Об успешных прыжках доложили начальнику Военно-воздушных сил Баранову и тут же получили новое задание: за два-три дня подготовить десять-пятнадцать человек для группового прыжка. «Было бы очень хорошо, если бы оказалось возможным по ходу воронежского учения продемонстрировать выброску группы вооруженных парашютистов для диверсионных действий. на территории «противника» — прокоментировал свое задание Баранов.

Леонид Григорьевич Минов и Яков Давидович Мошковский с энтузиазмом восприняли предложение начальника ВВС. Из числа наиболее опытных курсантов, уже совершивших тренировочные прыжки, они отобрали десять добровольцев. В их число вошли Мухин, Филиппов, Егоров, Пойдус, Фрейман, Черкашин, Кухаренко, Захаров, Коваленков, Поваляев.

300px-Paratroopers_jumping_from_Tupolev_TB-3

Высадку десанта решено было произвести с самолета «Фарман-Голиаф». В те дни он был единственным самолетом, освоенным для прыжков. Его преимущество перед имевшимися в авиабригаде бомбардировщиками ТБ-1 заключалось в том, что десантникам не требовалось вылезать на крыло — парашютисты выпрыгивали непосредственно в открытую дверь. При этом курсанты находились в кабине все вместе, что имело немаловажное психологическое значение для новичков.

Так как грузоподъемность самолета «Фарман-Голиаф» не позволяла брать на борт более семи человек, было принято решение произвести десантирование в два этапа, для чего группа была разбита на две подгруппы, одну из которых возглавил Минов, вторую группу возглавил Яков Мошковский. Длинноствольное оружие и боеприпасы было решено выбросить с трех самолетов Р-1 на грузовых парашютах.

ac119e993e6b67dc603774e8488b51d0_550x380

Подготовку к десантной операции закончили 31 июля. Каждый боец знал свое место в самолете и свою задачу на земле. Снаряжение десантников, состоящее из основного и запасного парашютов, было уложено и тщательно подогнано по фигуре бойца, оружие и боеприпасы упакованы в подвесные мешки и короба грузовых парашютов.

2 августа 1930 года в 9 часов утра самолет «Фарман-Голиаф» под управлением летчика Громова поднялся в воздух. На борту самолета находилась первая группа десантников во главе с Миновым, а так же Мошковский, вылетевший с целью уточнения места выброски десанта. В качестве места высадки было выбрано свободное от посевов поле размером 600 на 800 метров вблизи хутора Клочково, в двух километрах от Воронежа. Первая группа была десантирована с высоты 350 метров. Вся группа покинула борт в течение пяти секунд. Самолет развернулся и лег на обратный курс. Тем временем над площадкой на высоте 150 м прошла тройка самолетов Р-1 и сбросили два мягких почтовых мешка, и четыре полутяжелых короба конструкции Н.П. Благина, в которых находились винтовки и два ручных пулемета, снаряжение и боеприпасы, необходимые для выполнения боевой задачи. Подбежав к ним, парашютисты приступили к распаковке грузовых мешков.

da75d2d41c891

Вернувшийся на аэродром «Фарман-Голиаф» забрал остальных участников десанта, и через несколько минут с высоты 500 метров выбросил вторую группу над площадкой десантирования. Приземление второй группы произошло в непосредственной близости от того места, где в это время находилась первая группа. Еще через несколько минут оба подразделения собрались вместе, привели оружие в боевую готовность и выдвинулись в исходный район для выполнения боевой задачи. В исходном районе их ждал грузовик, который доставил парашютистов на аэродром. Задача первого воздушного десанта была выполнена.

В результате проведения учебных сборов была показана возможность парашютного десантирования вооруженного личного состава, а так же была проверена техника выброски людей и грузов. Была определена величина рассеивания группы парашютистов в зависимости от высоты выброски, определено время сбора парашютистов и груза, и время, необходимое для приведения группы в боевую готовность. Выработанные правила и методические рекомендации по производству парашютных прыжков были опубликованы в 1930 году в «Бюллетене научно-технического комитета управления ВВС РККА» и в журнале «Вестник воздушного флота». Во время проведения сборов был отснят документальный фильм — «Парашют». Этот фильм стал наглядным учебным пособием для подготовки парашютистов на многие годы. Собственно, само задание и работа по его исполнению положили практическое начало воздушно-десантному делу в нашей стране.

29925222_Den_VDV

В разросшемся современном городе историческое место высадки первого десанта занимает территорию, очерченную улицами генерала Лизюкова, 60 армии, 60 лет ВЛКСМ и бульваром Победы. В 1997 году на месте высадки был установлен памятный знак — гранитный камень и мемориальная доска с надписью: «Здесь 2 августа 1930 года произведен первый воздушный десант в СССР в количестве двенадцати человек». Его можно найти вблизи Воронежской Академии Исскуств, что на улице генерала Лизюкова
Тухачевский был первым в Красной армии, кто стал ратовать за масштабные воздушные десанты, имеющие оперативное и даже стратегическое значение. В «Новых вопросах войны» он писал: «Десанты высаживаются как при помощи парашютов, так и путем посадок на наиболее подходящих площадках. Высаживая моторизованные десанты и продолжая поддерживать с ними боевую связь, большегрузная авиация создает авиамотомеханизированные соединения нового типа… Если… страна подготовится к широкому производству авиамотодесантов, способных захватить и прекратить деятельность железных дорог противника на решающих направлениях, парализовать развертывание и мобилизацию его войск и т. д., то такая страна сможет перевернуть прежние методы оперативных действий и придать исходу войны гораздо более решительный характер». И совершенно верно заключил: «Самой сильной в будущей войне будет та страна, которая будет иметь наиболее мощную гражданскую авиацию и авиационную промышленность
Последний вывод в свете Второй мировой войны и позднейших вооруженных конфликтов сомнений, понятно, не вызывает. А вот с воздушными десантами дело обстоит сложнее. Михаил Николаевич сделал все возможное, чтобы воплотить свою идею в жизнь. Так, в сентябре 1934 года в заметках о маневрах Ленинградского военного округа он с удовлетворением констатировал: «Использование авиадесантов было особенно продумано. Размеры десантов наибольшие в РККА». Одновременно военачальник смотрел вперед: «Надо приучать себя уже к многотысячным десантам». Скоро эти мечты сбылись. На маневрах Киевского и Белорусского военных округов в 1936 году в небе появились уже тысячи парашютистов. Однако в тех же заметках Тухачевский отметил и недостатки массовых десантов, в частности, что «парашютисты прыгают без оружия» и что «высадку авиадесантов следовало бы обеспечить истребителями».

9685-i_003

Парашютисты скоро научились десантироваться с оружием. И мысль о том, что высаживающие десант транспортные самолеты надо прикрывать истребителями, тоже ни у кого возражений не вызывала. Беда, как выяснилось уже в ходе Второй мировой войны, заключалась в другом. Для успеха десантных операций недостаточно было иметь десятки и сотни тысяч парашютистов (в СССР их массовую подготовку обеспечил Осоавиахим, возглавлявшийся близким к Тухачевскому Р. П. Эйдеманом). Требовалась еще развитая транспортная авиация, а в СССР строили почти исключительно истребители и легкие и средние бомбардировщики. Транспортных машин и могущих выполнять их функции тяжелых бомбардировщиков вплоть до начала Великой Отечественной войны было очень мало. Кроме того, требовалось практически абсолютное воздушное господство в районе высадки, предварительное основательное подавление здесь сил и средств противника артиллерией и авиацией и высочайшее искусство пилотов и самих парашютистов, чтобы десант был высажен максимально кучно и уже в первые минуты на земле десантники смогли бы сорганизоваться в подразделения и немедленно вступить в бой. В эти первые минуты и даже часы парашютисты оказывались наиболее уязвимы и несли большие потери. Несоблюдение хотя бы одного из перечисленных условий почти всегда обрекало парашютный десант на неудачу. Для посадочного же десанта требовался предварительный захват аэродрома или хотя бы подходящей для самолетов площадки, что должен был сделать все тот же первый парашютный десант.

airborne996-pic03

Благоприятные условия для высадки создавались очень редко не только в Красной армии, но и в армиях других стран. В результате во Второй мировой войне была лишь одна значительная воздушно-десантная операция, увенчавшаяся успехом – высадка немцев на Крит в мае 1941 года. Но большие потери в ходе нее заставили немцев отказаться от проведения новых воздушных десантов такого масштаба. На практике десанты редко высаживались за пределами радиуса действий собственной артиллерии. Только на заключительном этапе советско-японской войны во второй половине августа 1945 года, когда японская армия уже почти не оказывала сопротивления, советские воздушные десанты смогли захватить ряд важных городов Северо-Восточного Китая и Северной Кореи и удержать их до подхода главных сил. В основном же сформированные накануне Великой Отечественной воздушно-десантные корпуса использовались как обычная пехота.

FacebookTwitterGoogle+